Arms
 
развернуть
 
196128, г. Санкт-Петербург, ул. Бассейная, д. 6
Тел.: (812) 459-59-66
gorsud.spb@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
196128, г. Санкт-Петербург, ул. Бассейная, д. 6Тел.: (812) 459-59-66gorsud.spb@sudrf.ru
СУДЕБНОЕ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО
Решение по гражданскому делу - апелляция
Печать решения

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Рег. № 33-75/2019    Судья: Овчаров В.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург    13 ноября 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Грибиненко Н.Н.

судей

Князевой О.Е., Яшиной И.В.

с участием прокурора

Амелькович Е.С.

при секретаре

Кулинич Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело №... по апелляционной жалобе Зайцевой Э. А. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 22 марта 2018 года по иску Зайцевой Э. А. к Санкт-Петербургскому государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Городская больница № 15» о взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Грибиненко Н.Н., выслушав объяснения истца Зайцевой Э.А., ее представителя Мушниковой Е.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Городская больница № 15» – Кольцова С.В., действующего на основании доверенности от 30 июля 2018 года, третьего лица Куликова А.В., возражавших против доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Истец Зайцева Э.А. обратилась в Красносельский районный суд Санкт-Петербурга с иском к СПб ГБУЗ «Городская Больница № 15» о взыскании компенсации морального вреда, связанного с некачественным оказанием медицинских услуг, причинивших вред здоровью. Просит взыскать с ответчика в счет компенсации морального вреда 1 000 000 рублей.

В обоснование исковых требований истец указала, что в период с 03 октября 2013 года по 24 октября 2013 года она находилась на стационарном лечении в СПб ГБУЗ «Городская Больница № 15», отделении № 13 (челюстно-лицевая хирургия), что подтверждается медицинской картой стационарного больного № 20523 от 03.10.2013 г., № Д-1311 от 15.10.2013 г., имея в анамнезе «<...> ЛОР врач ни разу не осматривал истицу и на операции 04.10.2013 года ЛОР хирург в состав операционной бригады не был включен.

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 22 марта 2018 года в удовлетворении исковых требований Зайцевой Э.А. отказано.

В апелляционной жалобе истец просит отменить решение суда, ссылаясь на то, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют установленным обстоятельствам дела.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 ноября 2019 года постановлено перейти к рассмотрению апелляционной жалобы Зайцевой Э.А. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 22 марта 2018 года по гражданскому делу №... по иску Зайцевой Э. А. к Санкт-Петербургскому государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Городская больница № 15» о взыскании компенсации морального вреда по правилам суда первой инстанции в соответствии частью 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку из материалов дела усматривается, что третье лицо Куликов А.В. о времени и месте судебного разбирательства не был извещен надлежащим образом, поскольку судебные извещения по месту его регистрации не направлялись, решение суда вынесено в его отсутствие.

Исследовав материалы гражданского дела, выслушав истца, ее представителя, представителя ответчика, третье лицо, заключение прокурора, полагавшего решение суда первой инстанции подлежащим отмене, с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п. 1 ст. 779 Гражданского по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В соответствии с п. 9 ч. 5 ст. 19 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

В силу ч. ч. 2, 3 ст. 98 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

На основании п. 27 Постановления Правительства Российской Федерации от 04 октября 2012 года № 1006 "Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг" исполнитель предоставляет платные медицинские услуги, качество которых должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии в договоре условий об их качестве - требованиям, предъявляемым к услугам соответствующего вида.

Согласно разъяснениям, данным в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

На основании ст. 4 Закона РФ от 07 февраля 1992 года № 2300-1 "О защите прав потребителей" продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору.

В соответствии со ст. 10 и ст. 12 Закона РФ от 07 февраля 1992 года № 2300-1 "О защите прав потребителей" исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о работах и услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора. Исполнитель, не предоставивший полной и достоверной информации о работах и услугах, несет ответственность, предусмотренную ст. 29 Закона.

Статьей 29 Закона РФ от 07 февраля 1992 года № 2300-1 "О защите прав потребителей" предусмотрено, что потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Потребитель вправе предъявлять требования, связанные с недостатками выполненной работы (оказанной услуги), если они обнаружены в течение гарантийного срока, а при его отсутствии в разумный срок, в пределах двух лет со дня принятия выполненной работы (оказанной услуги).

Исполнитель отвечает за недостатки работы (услуги), на которую не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до ее принятия им или по причинам, возникшим до этого момента.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 09 января 2013 года между Зайцевой Э.А. и ООО «МЕДИ ЭСТЕТИК» был заключен договор на оказание платных медицинских услуг. Согласно условиям данного договора истцу должна была быть выполнена операция ринопластика (по ее желанию) в связи с ее неудовлетворенностью размерами и формой носа <...>).

В связи с неудовлетворительным качеством медицинской услуги, оказанной в ООО «МЕДИ ЭСТЕТИК», 03 октября 2013 года истец обратилась в ГУЗ СПб «Городская Больница № 15», где ей был поставлен диагноз <...> и 4 октября 2013 года проведена повторная ринопластика.

Истец полагает, что ответчиков была оказана ненадлежащая медицинская помощь, которая не только не улучшила состояние истицы, но и привела к усугублению ее диагноза, что по ее мнению подтверждается результатами медицинских обследований. Кроме того, в настоящее время специалисты диагностируют у истца <...>

Согласно Актов экспертизы качества медицинской помощи № 35155/168092, № 35156/168093 от 23.09.2016 г. экспертом качества медицинской помощи по поручению Санкт-Петербургского филиала ОАО «Росно-МС» (л.д. 206-210, том 1), дефектов в оказании медицинской помощи Зайцевой Э.А. не выявлено. В соответствии с заключением эксперта, ринопластика выполнена <...>.

Определением суда от 14 сентября 2017 года по ходатайству представителя ответчика по делу была назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено СПб ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы».

Как следует из заключения № 760 СПб ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» (том 2, л.д. 30-49), экспертами выявлены дефекты ведения медицинской документации.

Исходя из записей протокола операции от 04.10.2013 г., <...>, не выявлено.

Вместе с тем, при осмотре Зайцевой Э.А. экспертами 11.05.2016 г. (через два с половиной года после вторичной ринопластики) обнаружена <...>, а по данным КТ от 20.11.2014 г. имеется <...>. Таким образом, отдаленный результат хирургического вмешательства у Зайцевой Э.А. позволяет сделать вывод о том, что использованные хирургические методики оказались неспособными обеспечить в полной мере коррекцию формы спинки носа и коррекцию носовой перегородки.

Учитывая характер нарушений формы носа у пациентки до операции 04.10.2013 г. (перечисленных в ответе на вопрос №1), для достижения наиболее оптимального результата целесообразнее было бы выбрать другую методику коррекции носа, а именно: <...>

Эксперты отмечают, что Зайцевой Э.А. в ГБ №15» 04.10.2013 г. было осуществлено оперативное вмешательство не только в области наружного носа, но и в области носовой перегородки.

Наличие у Зайцевой Э.А. после вторичной ринопластики от 04.10.2013 г. не устраненного эстетического дефекта <...>, указывает на то, что цель операции достигнута не полностью.

После оказания медицинской помощи Зайцевой Э.А. в СПб ГБУЗ «ГБ №15», у неё при осмотрах ЛОР-врачами СПбГМУ им. ак. И.П. Павлова и «СПб НИИ уха, горла, носа и речи» (10.12.2015 г. и 25.02.2016 г.) были диагностированы <...>. При осмотре пациентки экспертами 11.05.2016 г., она предъявляла жалобы на постоянную заложенность носа, насморк, прозрачные выделения из носа, которые являются <...>

Достоверно судить о давности этого процесса <...> его причинах, а также об изменении степени выраженности затруднения носового дыхания в динамике (начиная с октября 2013 года) не представляется возможным, поскольку:

-жалобы на затрудненное носовое дыхание имелись у пациентки до операции 04.10.2013 г.;

-до обращения в «ГБ №15» не проводился осмотр пациентки ЛОР-врачом с оценкой функции носового дыхания (отсутствует в представленных материалах), а консультации ЛОР-врачей от 2015 г. и 2016 г. не содержат объективной информации о степени нарушения носового дыхания;

-отсутствуют данные специальных исследований (риноманометрии), позволяющих активизировать состояние дыхательной функции носа в динамике (до и после операции).

Можно отметить, что у Зайцевой Э.А. до операции имелось <...> (по записи осмотра от 03.10.13 г. и данным КТ от 04.06.13 г.), что само по себе может проявляться затруднением носового дыхания. В связи с изложенным, обоснованно судить о наличии причинно-следственной связи между ухудшением носового дыхания у Зайцевой Э.А. и операцией ринопластики от 04.10.2013 г. в СПб ГБУЗ «ГБ №15» не представляется возможным.

Усугубление выраженности искривления носовой перегородки, на которое ссылается Истица в Исковом заявлении, не подтверждено данными КТ в динамике (см. рис. 5, 6).

При консультации Зайцевой Э.А. в клинике «Медичи» 25.11.2015 г. (через 2 года после повторной ринопластики) и при осмотре экспертами 11.05.2016 г., у неё обнаружена <...>. Поэтому вторичную ринопластику, выполненную Зайцевой Э.А. 04.10.2013 г. в «ГБ №15», можно расцениваться как фактор, способствующий развитию перфорации перегородки.

Между операцией ринопластики от 04 октября 2013 года в СПб ГБУЗ «ГБ № 15» и перфорацией носовой перегородки у истицы усматривается непрямая причинно-следственная связь.

Определением суда от 11.01.2018 года было удовлетворено ходатайство представителя СПб ГБУЗ «Городская больница № 15» об отводе эксперта Агапова Д.Г., участвовавшего в проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы, в качестве эксперта СПб ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы», в связи с чем, исследовательская часть выполненная данным экспертом и выводы, сделанные на основании данных исследований, судом не учитывались.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции от представителя ответчика поступило ходатайство о назначении по делу повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы.

Определением суда от 11.01.2018 г. по делу была назначена повторная комплексная судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено экспертам ОНА «Центр судебной экспертизы «ПетроЭксперт».

Согласно полученному заключению экспертов № 18-06-А-2-1903/2018-АНО от 05.03.2018 г. (том 2 л.д. 93-133), следует, что показанием для проведения первой операции ринопластики явилось изменение <...>, что подтверждается данными объективного исследования зафиксированными в медицинской карте стационарного больного № 9, при поступлении в «Меди ЭСТЕТИК» 08.01.2013 г. и результатами инструментальных исследований (КТ от 21.12.2012 г.).

Показанием для проведения повторной операции ринопластики явился неудовлетворительный результат первичной ринопластики и жалобы Зайцевой Э.А. на затрудненное носовое дыхание, что подтверждается данными объективного исследования, зафиксированными в медицинской карте стационарного больного №..., при поступлении в СПб ГБУЗ «Городская Больница № 15» и результатами инструментальных исследований. (КТ от 04.06.2013 г.)

Искривление носовой перегородки является показанием для проведения операции септопластики, в случае значительного нарушения носового дыхания. Искривление носовой перегородки имелось у Зайцевой Э.А. до проведения всех операции, жалобы на затрудненное дыхание впервые зафиксированы при поступлении в ГБ №15 03.10.2013г. <...>, отсутствие обращений и диспансерного наблюдения у оториноларинголога в период после октября 2013 г.

Учитывая вышеизложенное, проведение операции септопластики Зайцевой Э.А. до изменения конфигурации наружного носа в данном конкретном случае, с учетом индивидуальных особенностей и анамнеза, экспертная комиссия признает нецелесообразным.

При проведении первой операции ринопластика от 09.01.2013г. в ООО «МЕДИ ЭСТЕТИК» изменение конфигурации носа частично достигнуто, полностью не устранены девиация спинки и кончика носа, асимметрия ноздрей, что подтверждается изображениями Зайцевой Э.А. на фотографиях до проведения операции и после.

При проведении повторной операции ринопластика от 04.10.2013 г. в СПб ЕБУЗ изменение конфигурации носа достигнуто: <...> что подтверждается изображениями Зайцевой Э.А. на фотографиях до проведения повторной операции ринопластики и после.

Экспертной комиссией выявлены дефекты оказания медицинской помощи Зайцевой Э.А. в СПб ГБУЗ «Городская Больница № 15» в виде -дефектов оформления медицинской документации. В медицинской карте стационарного больного №... отсутствует информированное добровольное согласие пациента на оперативное вмешательство, отсутствует предоперационный эпикриз, недостаточно подробно описан локальный статус при первичном осмотре. Неполнота оформления выписного эпикриза мед. карта стационарного больного №... - отсутствуют сведения о проведенных лабораторных и инструментальных исследованиях, недостаточно полно описано проведенное лечение - указано только хирургическое лечение. Неполнота оформления выписного эпикриза (мед. карта стационарного больного <...> отсутствуют сведения о проведенных лабораторных и инструментальных исследованиях, не описано какое именно оказано консервативное лечение.

Согласно сведениям содержащимся Протоколе операции №581/748 от 04.10.2013г., операция ринопластики выполненная Зайцевой Э.А. в СПб ГБУЗ ГБ №15, проведена в соответствии с общими принципами и хирургическими методиками операции ринопластики и порядком оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия».

Среди представленных медицинских документов имеется Карта консультаций ПСПбГМУ им.акад. И.П. Павлова от 10-16.12.15 с указанием диагноза <...> <...> и направление на консультацию и во вспомогательные кабинеты ФГБУ «СПБ НИИ ЛОР» от 25.02.2016г. с указанием диагноза <...>. Результаты осмотра, инструментальных исследований, назначенного лечения в указанных документах отсутствуют. Диагнозы: <...>, и судебно-медицинской оценке не подлежат.

Жалобы на затрудненное носовое дыхание и искривление носовой перегородки у Зайцевой Э.А. имелись до проведения операции ринопластики 04.10.2013г. в СПб ГБУЗ «ГБ №15», что подтверждается инструментальными данными (КТ ПНН 21.12.2012г.) данными медицинской карты стационарного больного №....

Учитывая наличие искривления носовой перегородки и жалоб на затрудненное носовое дыхание у Зайцевой Э.А. до операции от 04.10.2013 г., отсутствие сведений о функции носового дыхания до операции и после в т.ч. подтвержденных инструментальными методами, высказаться о наличии ухудшения носового дыхания и степени его выраженности в динамике (в период с октября 2013 г.) не представляется возможным. Ввиду вышеизложенного, обоснованно судить о наличии причинно-следственной связи между ухудшением носового дыхания у Зайцевой Э.А. и операцией ринопластики от 04.10.2013 г. проведенной в СПб ГБУЗ ГБ № 15 не представляется возможным.

25.11.2015г. в клинике пластической хирургии MED1C1 установлен диагноз - деформация носа, <...>.

Учитывая, наличие у Зайцевой Э.А. в анамнезе 2х операций (ринопластика от 09.01.13г., ринопластика от 04.10.2013г.), <...> в период с октября 2013г. обоснованно судить о наличии или отсутствии причинно-следственной связи между операцией ринопластики от 04.10.2013г. в СПб ГБУЗ «ГБ№15» не представляется возможным

Выявленные дефекты оказания медицинской помощи медицинским персоналом СПб ГБУЗ «Городская Больница №15», а именно дефекты оформления медицинской документации в причинно-следственной связи с нарушением состояния здоровья Зайцевой Э.А. не состоят.

Истец в заседании суда апелляционной инстанции заявил ходатайство о проведении по делу повторной экспертизы, ссылаясь на то, что заключения экспертов не содержат однозначных ответов на поставленные вопросы, выводы экспертов противоречивы; просила проведение экспертизы поручить экспертам Государственном бюджетном учреждении здравоохранения города Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы», ввиду заинтересованности ответчика и третьего лица в исходе дела, а также ввиду возможного оказания влияния на результаты экспертизы.

В силу статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (часть 1).

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Частью 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Согласно ч. 2 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 19 июля 2016 года № 1714-0, предусмотренное частью второй статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правомочие суда назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения либо наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов вытекает из принципа самостоятельности суда, который при рассмотрении конкретного дела устанавливает доказательства, оценивает их по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и на основании этих доказательств принимает решение.

Во взаимосвязи со статьей 166 и пунктом 5 части первой статьи 225 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации данная норма не предполагает произвольного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства о назначении повторной экспертизы при наличии указанных в ней условий и тем самым направлена на установление гарантий судебной защиты.

В соответствии с ч. 2 ст. 20 Федерального закона Российской Федерации от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» производство повторной судебной экспертизы, назначенной в связи с возникшими у суда, судьи, сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения по тем же вопросам, поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов.

Учитывая указанные положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также, что имеющиеся в материалах дела экспертные заключения не содержат однозначных ответов на постановленные вопросы относительно оказанной истцу медицинской помощи, выводы экспертов носят противоречивый характер, экспертизы проведены без визуального осмотра истца, однако установление факта оказания истцу медицинской помощи надлежащего/ненадлежащего качества, а также причинно-следственной связи между оказанной ответчиком истцу медицинской помощью и наступившим последствиями, являются юридически значимыми обстоятельства для правильного разрешения спора, определением судебной коллегии была назначена по гражданскому делу повторная комплексная судебно-медицинская экспертиза, проведение которой было поручено экспертам Государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы», с визуальным осмотром истца экспертами, с включением в состав экспертной комиссии специалистов клинического профиля соответствующего заболевания и /или этапов оказания помощи.

Согласно выводам экспертного заключения № 40гр-19 к дефектам оказания медицинской помощи Зайцевой Э.А. в СПб ГБУЗ «Городская больница № 15» относится:

- <...>

<...>

Согласно данным медицинских документов, судебно-медицинских осмотров у Зайцевой Э.А. после оказания ей медицинской помощи СПб ГБУЗ «Городская больница №15» выявлены следующие патологические состояния (отсутствовавшие до оперативного вмешательства 04 октября 2013 года):

<...>

<...>

<...>.

Отвечая на вопрос суда о правильной тактике и методе проведения в СПб ГБУЗ «Городская больница № 15» лечения эксперты указали, что наличие у Зайцевой ЭА. травмы носа в детстве, а также с учетом ранее проведенной операции ринопластики, учитывая клинические и эстетические проявления течения патологических процессов наружного носа и дыхания, выбранная методика и объём оперативного вмешательства не обеспечили достижения положительного результата.

Оценить адекватно фармакотерапию (если таковая оказывалась) не представляется возможным в силу некачественного ведения медицинской документации и отсутствии в последней каких - либо названий фармакопрепаратов.

Препараты, выбранные для анестезии, а также используемые в послеоперационном периоде разрешены на территории Российской Федерации и входят в Реестр лекарственных средств. Таким образом, применение препаратов - Промедол, Пропофол, Фентанил6, Дроперидол7 и др. - не противоречит Федеральному закону от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств».

Оперативное лечение (ринопластика с резекцией четырехугольного хряща), оказанное пациентке Зайцевой Э.А. 04.10.2013 г. в СПБ ГБУЗ «Городская больница № 15» состоит в прямой причинной связи с образовавшейся у последней:

- <...> у пациентки Зайцевой Э.А.

В соответствии с положениями статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации экспертное заключение является важным видом доказательств по делу, поскольку оно отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования. В то же время, суд при наличии в материалах рассматриваемого дела заключения эксперта должен учитывать и иные добытые по делу доказательства и дать им надлежащую оценку. Экспертные заключения оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.

Доводы ответчика о несогласии с заключением комплексной судебной медицинской экспертизы, проведенной в ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы», а также критика методики ее проведения, направлены на оспаривание результатов судебной экспертизы, однако, каких-либо бесспорных доказательств проведения судебной экспертизы с нарушением соответствующих методик и норм процессуального права, способных поставить под сомнение достоверность ее результатов, заявитель не представил.

Суд оценивает экспертное заключение с точки зрения соблюдения процессуального порядка назначения экспертизы, соблюдения процессуальных прав лиц, участвующих в деле, соответствия заключения поставленным вопросам, его полноты, обоснованности и достоверности в сопоставлении с другими доказательствами по делу.

Судебная коллегия в данном случае не усматривает оснований ставить под сомнение достоверность заключения экспертов ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы», полагает, что оно в полном объеме отвечает требованиям статей 55, 59 - 60 Гражданского процессуального Российской Федерации, поскольку содержит подробное описание исследований материалов дела и документов, сделанные в результате их выводы и обоснованные ответы на поставленные вопросы.

Оснований не доверять выводам указанной экспертизы у судебной коллегии не имеется, эксперты имеют необходимую квалификацию, предупреждены об уголовной ответственности и не заинтересованы в исходе дела; доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы, либо ставящих под сомнение ее выводы, суду не представлено. Предметом экспертного исследования являлись материалы дела, медицинские документы. 21 мая 2019 года состоялся судебно-медицинский осмотр Зайцевой Э.А.

Согласно разъяснениям ВС РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи 1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации). Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Таким образом, для наступления ответственности за причинение вреда необходимо установление противоправности поведения причинителя вреда, факта наступления вреда, причинной связи между противоправным поведением и наступившим вредом, вины причинителя вреда. Отсутствие вины доказывает причинитель вреда.

При этом наступление вреда должно быть доказано истцом.

В силу части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, истцом представлены доказательства, подтверждающих наличия вреда здоровью, а также наличие причинно-следственной связи между ухудшением состояния здоровья и некачественно оказанными медицинскими услугами СПб ГБУЗ «ГБ № 15». Кроме того, доводы истца о причинении вреда здоровью действиями (бездействием) ответчика подтверждаются заключением, проведенной по делу комплексной судебно-медицинской экспертизы «Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы».

Поскольку судебной коллегии представлены доказательства вины ответчика в недобросовестном выполнении медицинскими работниками ответчика своих профессиональных обязанностей при лечении Зайцевой Э.А. и причинной связи допущенного дефекта при оказании медицинской помощи и не доказано наличие обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии вины, на ответчика в силу ст.ст. 151, 1064, 1068, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации должна быть возложена обязанность по компенсации истцу морального вреда, причиненного страданиями.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные, заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Частью 2 ст. 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Согласно ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Статьей 15 Закона «О защите прав потребителей» установлено, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, полежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Согласно пункту 25 Постановления пленума ВС РФ «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» от 29.09.1994 г. № 7, поскольку моральный вред определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае. Аналогичная позиция изложена в пункте 8 Пстановления пленума ВС РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20.12.1994 г. № 10, из которых следует, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных и физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении вреда, убытков и других материальных требований.

Таким образом, учитывая ухудшение состояние здоровья истицы после оказания ей медицинской помощи СПБ ГУЗ «Городская больница № 15», патологические изменения, приведшие к нарушению функции дыхания носа, влекущие за собой нарушение гемодинамики черепа и внутричерепных структур, клинически проявляющееся головной болью, расстройством сна и другими неврологическими расстройствами, возраст истицы (1985 года рождения), судебная коллегия полагает, что размер компенсации морального вреда в размере 300 000 рублей в наибольшей степени отвечает положениям ст.ст. 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, является справедливым и не нарушает прав ответчика.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Как следует из разъяснений п. 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Поскольку в добровольном порядке до принятия решения суда по настоящему делу требования истца о компенсации морального вреда не были удовлетворены, с ответчика в пользу Зайцевой Э.А. подлежит взысканию штраф в размере 150 000 рублей (300 000 руб. x 50%).

Судебная коллегия также считает необходимым взыскать с ответчика государственную пошлину в доход местного бюджета в порядке ч.1 ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в размере 300 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 22 марта 2018 - отменить. Принять по делу новое решение.

Исковые требования Зайцевой Э. А. к СПб ГБУЗ «Городская больница № 15» о взыскании компенсации морального вреда - удовлетворить.

Взыскать с СПб ГБУЗ «Городская больница № 15» в пользу Зайцевой Э. А. в счет компенсации морального вреда 300 000 рублей, штраф 150 000 рублей.

Взыскать с СПб ГБУЗ «Городская больница № 15» в бюджет Санкт-Петербурга государственную пошлину в размере 300 (триста) рублей.

Председательствующий:

Судьи: